April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

June 29th, 2016

yutaku: (pic#8382136)
Wednesday, June 29th, 2016 11:44 am
К киэлесткинским историям

Рваное море – крупный внутренний водоём большого континента, местными жителями предсказуемо называемого "мир", "земля" или "ойкумена". Оно очень сильно вытянуто с севера на юг и его побережье включает климатические зоны от приполярной до субтропической. Канал от этого моря к западному океану прорыли совсем недавно, а большую часть исторического времени оно было пространством, в торгово-военном смысле объединяющим свои прибрежные территории в единый исторический регион. «Рваным» море давно зовётся за крайне неровную береговую линию и большие перепады глубин - идеальные места для всевозможных водных чудовищ, контрабандистов и пиратов. По западному побережью его распространилась цивилизация драконидов, по восточному - альвов. Всякие гоблинские, людские и прочие «дикие племена» там встречались, но исторически жили дальше от побережья. Расширение и усиление обеих крупных культур сопровождалась переходом их на преимущественно рабовладельческое земледелие как основу хозяйства, с верхушкой общества занимающейся военными и магическими искусствами. По мере расширения обеих культур земли «дикарей» захватывали, бывших их владельцев привычно объявляли бездарными и недоразвитыми (зато уязвимыми к магии очарования и к внушениям, что удобно в хозяйстве). Гномы и прочие кобольды рядом со всем этим выживали в подгорьях, вроде Орранзана - экономически они были весьма уязвимые из-за необходимости постоянно закупать продовольствие, но территориально и политически самостоятельные, всегда надёжные союзники (гномы - для альвов, кобольды - для драконидов). Ни про какие Угнурии, Эр-Мехеды в тот период и слыхом не слыхивали. Орков и огров альвы пинали долго и со вкусом, как истинные воители света, и орочьих рабов в Кэарбеннаре всегда тоже было преизрядно. Независимые орки остались в основном на глухих северах и в прочих неудобьях; где-то рядом с ними ловили рыбу ракры и прочие странные круглоухие.
Киэлесткин оказался первой альвской колонией, которая так и не стала рабовладельческой – не из-за каких-то революционных изменений в альвском сознании, разумеется, а из-за того, что в приполярье сделать рабский труд экономически целесообразным оказывалось невозможно даже с помощью очень крутого колдунства. Поэтому позарившиеся на рудные богатства альвы Кэарбеннара, ругаясь и прилагая всю свою дивную магию, сами копали и благоустраивали местность до привычного им уровня жизни. Без уже имевшихся приличных магических разработок, позволяющих бурить мерзлоту големами, делать источники магического огня и теплоизолировать материалы (например, делать нетающий лёд) в эту авантюру никто бы и не полез. А в процессе освоения побережья эти техники отточили до уровня, который в тёплом Кэарбеннаре был просто никому не интересен.
Отправлялись осваивать приполярье альвы обычно не от личного благополучия и не от хороших социальных перспектив дома. Поэтому тот факт, что там на месте быстро образовались новые Великие Дома (Фенриэ, Тиаскель и Иннарен), отмахивающиеся от прежнего родства с кэарбеннарцами, никого не удивил: в конце концов, в других колониях альвы так и жили: гордые, независмые, свободные, и у каждого было хотя бы по три раба. И пока Киэлесткин поставлял в метрополию ценные минералы, а взамен ему любезно присылали чего-нибудь пожрать, всех всё устраивало.

Война Света изрядно изменила ситуацию; о ней всё будет в следующей серии.