yutaku: (Default)
Monday, December 28th, 2015 06:03 pm
Когда готовят место для огня,
Сгребается зола из старой печки,
А перед тем, как жечь ночные свечки,
Досумрачить дают остаткам дня.

Когда готовят время для живых,
Хоронят старый год под снежным слоем
С поминною рождественской кутьёю
И парой фраз в конце его главы.

Сметают пыль, сгребают со столов
Бумаги, флэшки, стопки книг и папки,
Чтоб разместились ёлочные лапки
И глянцевый коробочный улов.

Когда готовят жизнь, хоронят день
Усталый, переполненный, вчерашний –
И замирают деревом опавшим
Встречая время в зимней пустоте.
Tags:
yutaku: (phoenix)
Sunday, April 12th, 2015 12:00 am
Раны чужой любви, пепел чужой мечты –
Это не про тебя, это больше не ты.

Горечь чужих надежд, память чужого дня –
Это не про тебя, это не для меня.

Что ты сюда принёс, кроме своей беды?
Первые ли ростки, полные ли плоды?

Письмена на руках, свечи с живым огнём,
Мьётля горячий пар, птицу над алтарём,

Город снежных домов, зеркало для чудес,
Взгляд для спрятанных лиц, сердце для двух небес -

Это живей тебя, это сильнее бед:
С ними ступай во тьму, с ними иди на свет.
Tags:
yutaku: (phoenix)
Sunday, April 5th, 2015 09:28 pm
Я ушёл из театра. Аптеки были закрыты,
Как и рынки: все смотрят пьесу, словно впервые.
Я искал имбиря - далеко, в стране троглодитов,
И нашёл, и не дал простуде стать пневмонией.

Там, в театре трагедий - дуэли, казни, измены,
И в финале кулисы скрывают тела героев.
Я забыт для людей - я не умер для них на сцене,
И они не добрали ни катарсиса, ни крови.

На пустом берегу мне расчистило место море,
Там поставил приют я для выбравшихся из кадра.
Мне никто не мешал, пока я собирал и строил:
Полицейский и гопник сидели в том же театре.

Я трагический плащ поменял на льняную куртку,
Морской солью отмыл остатки грима и смога,
Я живой асфодель поселил под окна приюта,
Я живой огонёк поселил под ковшиком грога.

У меня сидит гость, только что пришедший из мрака,
Отпивается грогом и пробует голос снова.
Он ушёл из театра, чтобы гулять с собакой:
У него живая собака. Зовут Тяньгоу.
Tags:
yutaku: (Default)
Friday, September 5th, 2014 10:20 pm
Под мигающим солнцем земля мелкой рябью дрожит,
Уходя из под ног и ломая внезапно упавших.
Листья сыплются с веток без лишнего ветра; лежит
Их печатный узор, не увядший, зелёный, бумажный.

Обвиняя друг друга в толчках, недоспалый народ
С муравьиным упорством засыпанной тропкой плетётся.
Это осень идёт. Это солнце взойдёт и зайдёт.
А под ноги земля в прежнем виде уже не вернётся.
Tags:
yutaku: (Default)
Monday, March 17th, 2014 10:13 pm
Гребни волн приносили вести в мои края
От земли бесплодной, каменной и железной.
Но моей дорогой пройдут такие, как я –
Остальным её указатели бесполезны.

Я лежу на песке и смотрю, как тает в огне,
Запалённом с сотой попытки, мой чёрный лёд.
Дальний город шлёт письма, и все они не ко мне:
Никого не надо спасать.
Мир их сам найдёт.
yutaku: (phoenix)
Monday, October 7th, 2013 11:09 pm
Все сказки начались для нас. Шуршит
Глазастый лес и тянется к границе,
И тур уже отчаянно бежит
От мёртвой рощи за волшебной птицей.

Оставлен дом; народ ночной листвы
Советы шепчет, стягивая сети,
А мы уже достаточно мертвы,
Чтобы из двух тропинок выбрать третью.

Огни у беглецов в руках горят
Над ледяной рекой, над бурым склоном,
И в этот раз идут не жертвы в ад,
А тот, кто изменил его законы.

Уже скользит один из кораблей
Осколки чёрных льдов неся с собою;
Прошедшие дорогу по земле
Ступают в пену тёмного прибоя.

За горизонтом прячет пелена,
Как принесённых с пенным водопадом
Выплёскивает горькая волна
На берега сияющего сада.
Tags:
yutaku: (Default)
Sunday, August 4th, 2013 08:54 am
Улетающих на зиму проводили, как навсегда -
Лебединой дорогой. Сказали, что не вернутся:
Все кормушки и гнёзда здесь, они остаются,
А за скалами нет убежищ, только вода.

Над морями стая тянулась клином из тьмы,
Облетая сверху туман, тяжёлый и льдистый,
Отдыхали на корабле в парусах из листьев
И искали с ним маяки зелёной зимы.


P.S. Странно и не от того сезона, да.
Tags:
yutaku: (Default)
Tuesday, July 23rd, 2013 11:00 am
Когда ты стал песком, чтобы жаждать воды,
Я стал плещущим ливнем – но только одним:
Солнце высушит всё, выжжет мои следы,
А подземные струи ему не видны.

Стану камнем я в солнца горячих лучах,
Стану ящером, спящим в пустынном горбе,
Тенью путника стану, плащом на плечах,
И подковой коня, что бежит не к тебе;

Стану ветром морским, чтоб искать корабли,
Стану длинным веслом, чтоб плескаться в волне,
Ты найдёшь меня, если уйдёшь от земли,
И засушливый мир не потащишь ко мне.

Ты упорен и прав, ты ждёшь за веком век,
Ты – песок жарких дней, ты – песок темноты,
Я собрал в себя воду из тысячи рек,
Но пока ты пустыня - пить будешь не ты.
Tags:
yutaku: (phoenix)
Friday, June 21st, 2013 12:09 am
Сделали всё, чтоб оказаться самыми правыми,
Адекватными времени, опытными и верными,
Заняли позицию – моральную, самую главную,
Чтобы с неё стрелять по соседям первыми.

Обнаружить потом у трупа зубы и пальцы,
Локти острые, кости по телу почти не ломаны:
Он был очень опасен живым, он умел кусаться,
Вся стрельба была лишь в порядке самообороны...

А от Города отплывает зелёный остров,
С лепестками душ, семенами смыслов, в волнах качается.
Победители злых соседей воюют с монстрами,
Только остров не ждёт побед.
И не возвращается.
Tags:
yutaku: (phoenix)
Sunday, December 16th, 2012 05:22 pm
Свет никак не кончался,
А в Городе ждали, ждали:
Пусть на этот раз случится именно с нами…
Потемнеет с концами - мы бы тогда упали,
Стали просто бы жертвами, ангелами, тенями;

Остались бы последними на земле
Во тьме, на даче, с коробкой спичек и соли;
А здесь, на свету, мы в морщинах,
В шрамах,
В золе –
И не падать же нам, не плакать же нам от боли,
Когда все нас видят...
Кнопку никто не жмёт,
И стреляют не в нас, и время всё не прервётся.

Свет не кончается: то спрячется, то всплывёт,
Пробивается в щели,
В бункер,
На дно колодца.
Освещает скелеты домов, холодный и ясный:
Город мёртв давно.
Ты дыши.
А я не погасну.
yutaku: (Default)
Thursday, November 29th, 2012 07:34 pm
Это можно принять
Как печать, как форму, как след:
Книга пишет меня.
Её выпекает хлеб.

Из железа плавишься ты,
Он строится из камней,
Выращивают цветы
Нас из своих корней.

Мы о кремень искрим,
Нас заплетает нить –
И мы себя говорим,
Пока есть чем говорить.
Tags:
yutaku: (phoenix)
Saturday, November 3rd, 2012 09:52 am
Мы только начинаемся после смерти,
Которой не видят, которой ещё не знают,
Когда посевы промёрзли насквозь, до сердца -
А их всё поливают и поливают;

Когда покойника тащат из гроба в спальню,
Ругаясь, что зря пролёживает он годы;
Когда наш дом разрушен до основания,
А мы всё платим и платим за газ и воду;

Когда мы во внешней тьме, где тела не надо,
Где вместо тел – имена, что мы подбираем;
Когда нас просят спасти этот мир от ада,
Но именно оставаясь за его краем.
yutaku: (phoenix)
Wednesday, October 10th, 2012 11:43 am
Он и дальше будет тебя хватать,
Защищать от боли и вечности, от войны,
Дёргать за руку, тянущуюся писать,
Строить, раскидывать сети, касаться струны.
Он повторяет: Смотри! Я ведь предупреждал –
Ты опять своими же пальцами всё сломал.

Ты и веришь, и руки в порезах, а новых нет,
Ты хромым уродцем ковыляешь туда, где свет,
И хватаешься за камень, за гриф, за перо
Той же самой рукой,
От которой твой прежний дом тонул и горел.

Сам себе зло. Конечно же, не добро.
Самоубийца,
Мишень для ангельских стрел.
Tags:
yutaku: (Default)
Sunday, September 9th, 2012 08:20 pm
Вся эта осень болеет неверием и бедой,
И ей не бывать светлее – ни медной, ни золотой,
Она не пророчит счастья, ей нечего обещать
Всем тем, кто не вышел к власти, но носит её печать.

А те, кто её боится, бегут, и бегут не зря:
Пустая рука им снится тревожного сентября.
"Мы так бедны, мы не сможем тебе ничего отдать,
И слово «озимый» тоже бессмысленно в городах,
А слово «мечта» - в неволе, оно перестало греть",
И врач не находит боли у тех, кто устал болеть.

Такую осень не любят, особенно по утрам:
Проснёшься – и снова губы во сне изодраны в хлам;
Дожди по ночам не дремлют, смывают знаки с пути,
А планы уходят в землю, чтоб дважды ещё взойти.
Tags:
yutaku: (Default)
Friday, August 10th, 2012 09:53 pm
Ни одна история не кончается мной:
Боль умеет многое, в том числе прекращаться.
Волк ушёл в свою чащу, из рая с адом – домой,
Заживать, обрастать обратно звериным счастьем.

Эрднан с Волком друг другу дорого обошлись,
И дорога их бок о бок ещё потащит:
Они вместе пойдут на охоту в зимнюю высь
За телами и за тенями не уходящих.

В этом месте сюжета Лекснан защёлкнет круг.
Подбери ему камень – из несчастливых, запретных:
Этот перстень останется для человечьих рук,
Потянувшихся за историей о бессмертных.
yutaku: (Default)
Tuesday, July 31st, 2012 09:38 pm
Я ещё раз поднял охотников в злую рань,
Но они отчаялись гнаться и возвращаться:
От меня уходит, уходит белая лань,
Ускользает в чащу, где лошади не прорваться.
Я бы сжёг весь лес – но будет ли в этом толк?
Всё равно стрела настигнуть её не сможет:
Догонять добычу отлично умеет волк –
Но не царь в человечьей коже.

До тебя приходил бродяга, стал объяснять
Как вытаскивать волка из пышной ловушки трона.
Я прогнал его – а надо было хватать:
Он ведь что-то знал о заклятии на короне.
Ты не видел его? Молчишь. Боишься солгать.
Но ответ на лице, он кровью бежит по жилам.
Мне не нужно быть волком, чтоб его отыскать –
Это даже царю по силам.
yutaku: (Default)
Friday, July 27th, 2012 08:17 pm
Ты почти успел – но почти, а это не в счёт.
Волк сюда приходил: не драться, не спорить. Красть!
Он стащил корону, считая, что это – власть.
Он наденет мантию, Ведвит.
Она к нему прирастёт.

А пока он упорно пытается стать царём,
Не спалиться, упрятать в пурпуре волчью шерсть,
Я могу быть бродягой,
Молнией,
Сном,
Мечом -
И смеяться над тем, что Волк считает за месть.
yutaku: (phoenix)
Saturday, July 14th, 2012 10:38 pm
Нашёл.
Я нашёл остывшие угли на гребне скал,
Ни ветер, ни дождь не успели отсюда их размести.
Итак, это ты вынимала из волчьего сердца сталь
И ты разжигала огонь для тех, кто сейчас в пути.

Того, кто ушёл из рощи, ждёт речная вода
И серые сёстры ночью, и хрупкие клетки днём,
Голодные города, роскошные города,
Где манят битым стеклом, играют живым огнём.

Того, кто ушёл из башни, встречает осенний смерч,
И плащ его будет соткан из алых живых дождей,
Из льда скуётся кольцо, из дерева будет меч,
А кровь будет рваться в землю, почти как кровь у людей.

Нашёл.
Я размыт по времени: красный язык огня
Над стылым углём для меня парит и не догорит.
А я смотрю, как будто всё это – не про меня
И книга не станет никем из тех, о ком говорит.
yutaku: (phoenix)
Thursday, July 12th, 2012 01:15 pm
Мне сказали открытые настежь врата:
«Не найдёшь ни хозяина, ни гостей».
И железная башня твоя пуста:
Ни прибитой шкуры врага,
Ни твоих костей.

Но зато я нашёл твой чёрный полный доспех.
Аккуратно снят – ни крови, ни вмятин не отыскать.
Но заброшен в угол, как лишняя вещь для тех
Кто доспехи не собирается надевать.

Не кружит над башней привычного воронья,
Ты успел уйти далеко, не догонишь глазом.
Кто узнает тебя без шлема? Точно не я:
Это то, чего я не видел.
Ещё ни разу.
yutaku: (phoenix)
Tuesday, July 10th, 2012 06:06 pm
Роща словно выдохнула и спит,
Только дышит листьями и молчит.
Я её не такой запомнил:
Здесь дрожал издёрганный воздух, нервный, ночной,
Здесь кривились стволы, истекали смолой,
Из земли выдирались корни.

В алых мелких блёстках травы у ног
Укрывают след и в глазах рябят –
Но я в сердце рощи нашёл клинок
Что к стволу прибивал и держал тебя.

До железной башни от рощи рукой подать
К ней дорога пряма, она стала ближе...
Я не знаю, ушёл ты мстить или же прощать.
Я увижу.