yutaku: (Doggy)
Monday, November 11th, 2013 11:31 pm
Здесь должен был быть задумчивый отзыв про вчерашний тренинг по ресурсу. Но вместо отзыва здесь будет вечер воспоминаний - тренингом, собственно, навеянных.

Когда-то читал у нас «введение в языкознание» Касевич В.Б., и он впервые обратил моё внимание на вполне обыденное выражение «понять общий смысл». Речь шла о понимании текста, в особенности - текста на плохо известном языке. И он указал, что выражение «понять общий смысл» используется для описания фрагментарного понимания очень часто, самими фрагментарно понимающими. Но понять смысл в целом – это же самый последний этап работы с текстом, для него нужно собрать и связать всю-всю ключевую информацию, по всем частям текста, как бы сложно она ни была сформулирована. Использовать же выражение предпочитают как раз те, кто – как показывают простейшие тесты - не понял большую половину материала.

Фактически при проверке получается, что люди эти 1) узнают в тексте некоторое количество знакомых слов 2) составляют их у себя в голове в нечто связное, дополненное содержимым этой замечательной головы 3) на этом успокаиваются. Сверка с первоначальным текстом? Нет, без дополнительного сигнала о том, что что-то не так, человек, заявивший про общий смысл, её производить не будет. Он уже понял достаточно слов, целых десять. Ему пока хватит!

Так вот, вчера на тренинге я снова услышала это примечательное выражение. Вот только не в связи со слабым знанием языка. А в контексте, когда люди описывали, что такое «так себе состояние, ресурса мало». Например, «буквы и слова уже не прочитать, удаётся только уловить общий смысл». Вариант, когда слов собеседника не разобрать, но ловится «общий смысл» - тоже ничего. Состояние же, когда можно ещё и внимательно читать написанное, дословно, классифицировалось сказавшими это в зоне как сильно выше среднего. Выше той черты, на которой - по условиям учений, по условиям заданной в начале шкалы - человек меняет необходимую работу на интересную, уверенно переходит с «вынужден» на «хочу» и с лечебной физкультуры на спорт в охотку. Иногда оно начиналось заметно выше той черты.

То есть слушать/читать собеседника при этом для человека оказывается редкой роскошью, точность - это для прекрасной жизни. А «общий смысл» - это такая штука повседневного пользования, в которую чужой текст превращается, пройдя по проводам с помехами в глючную телефонную трубку. И потеряв по дороге львиную долю содержания, заменённого в лучшем случае информацией о конситуации, а в худшем - чем больная голова слушавшего была занята.

Интересно, современные дети всё ещё играют в «испорченный телефон»?
yutaku: (Default)
Tuesday, September 4th, 2012 01:50 pm
Вот тут [profile] museumrat взялся рассказывать про анализ текста, как это понимают историки: что надо первым делом выискивать и осмыслять в любом источнике, прежде чем хватать из него информацию и куда-то радостно тащить в сыром виде.

А я вот смотрю на эту тему со своей колокольнии пишу про конситуацию, коммуникативный акт и скрытые знания )
yutaku: (kissa)
Saturday, March 19th, 2011 01:44 pm
Пост этот является в чём-то продолжением разговора, начатого в другое время в другом месте. Но к теме «лингвистики для нелингвистов» он имеет самое прямое отношение.

Для начала о термине пресуппозиция.

Пресуппозиция - смысловой компоннент высказывания, истинность которого необходима, чтобы данное высказывание
а) не было семантически аномальным (семантическая пресуппозиция);
б) было уместным в данном контексте (прагматическая пресуппозиция).

Здесь по ссылке дано чуть более подробное объяснение, о чём речь.

Легко заметить, что семантические пресуппозиции связаны преимущественно со свойствами языковой системы (словаря и грамматики языка) и вследствие этого редко вызывают непонимание между говорящими. Прагматические пресуппозиции – это те самые «скрытые» знания, которые столь часто не совпадают; те самые контекст и конситуация, которые каждый учитывает, как умеет и как считает нужным.
Здесь я хочу показать, как применение пресуппозиций выглядит в жизни.

Read more... )
yutaku: (kissa)
Thursday, March 17th, 2011 08:21 pm

Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!
(А.С.П.)




Не то, чтобы при рассмотрении в этом ключе рекламный жанр оказывался чем-то особенным и необычным. Напротив, он в вопросе использования коннотаций чрезвычайно близок к публицистике (да и к художественной литературе тоже).
Любое рекламное сообщение в тех или иных пропорциях состоит из двух компонентов:

1) Собственно информационный: «Есть такая штука. У неё такие-то ТТХ, она функционирует таким-то образом. Мы её продаём по такому-то адресу, с такими-то дополнительными условиями сделки».

Здесь всё относительно просто. Если вам нужен этот товар - вы теперь знаете, куда за этим идти и что там спрашивать.

2) Формирующий коннотации для имени брэнда: «Табак «Мачопафф» - для настоящих сильных мужчин! Ты способен на всё!». «Носовые кольца от «Аравакко» - я в них неотразима! Райская тропическая мечта!».

Read more... )
yutaku: (Default)
Tuesday, March 15th, 2011 09:48 pm
Коннотации являются помехой везде, где нужна точность и однозначность определений. Но они оказываются незаменимой ценностью в целой огромной категории текстов, где яркость впечатления от информации важнее точности. Первое место здесь уверенно займёт художественная литература, второе – публицистика (а третье, пожалуй,реклама, но о ней не здесь и не сейчас).
Read more... )
yutaku: (kissa)
Tuesday, March 8th, 2011 11:01 pm
После прошлого поста о коннотациях, среди прочих вопросов, может возникнуть и следующий: а почему, собственно, коннотации – такое сильное явление, что могут передавить собственно значение слова, изменить его со временем? Почему даже термины, изначально придуманные для того, чтобы отмежеваться от обилия коннотаций в естественном языке и пользоваться только строгими определениями, со временем тоже могут коннотациями обрасти?

О причине можно догадаться, если понаблюдать за тем, как осваивает язык маленький ребёнок. Read more... )
yutaku: (Default)
Thursday, March 3rd, 2011 08:45 pm
Если коннотации в какой-то момент оказываются «сильнее» основного значения слова, то они могут повлиять на его судьбу самым интересным образом.
Об изменениях значения и фразеологизмах )
yutaku: (kissa)
Friday, February 18th, 2011 09:14 pm
Если отвлечься от вопросов политкорректности, то аналогичные схемы («будем говорить то же самое, но с другими коннотациями») можно найти ещё много где.

Когда таёжный охотник называет медведя медведем только во время охоты на него, а всё остальное время аккуратно именует его «стариком» или «дедушкой», он использует именно табуирование проблемного слова. Табуирует он его для всех контекстов, кроме тех, где его будет устраивать набор коннотаций, связанных с ощущением серьёзной угрозы для жизни и здоровья. Дома ему это ощущение лишний раз как-то не нужно. Read more... )
yutaku: (kissa)
Wednesday, February 16th, 2011 01:11 pm
Краткое содержание предыдущих серий: некое слово обычно встречается в определённых контекстах и в определенных конситуациях. Эти типичные контектсты и конситуации прилипают к слову, формируя его коннотации. В дальнейшем это слово, появляясь в любом новом контексте и в любой новой конситуации, через свои коннотации притаскивает туда всё то, что на него налипло ранее.

А теперь - как может выглядеть это в жизни. Жили-были бок о бок, допустим, этигнуры и тегнуры. Read more... )
yutaku: (kissa)
Friday, February 11th, 2011 05:48 pm
Не так давно я выкладывала иллюстрацию высокоэффективного применения знаний о конситуации в диалоге. Там на базе увиденного-услышанного-иным образом обнаруженного ранее или одновременно с диалогом слушающий догадывается по заведомо неполным репликам собеседника, что же имеется в виду.

Возможность подобных догадок со стороны слушающего чрезвычайно соблазнительна для говорящего. Read more... )
yutaku: (kissa)
Tuesday, February 8th, 2011 10:43 am
С баша:

Увлеченно копаюсь в компе, диалог с женой с моей стороны:
- Милая, принеси мне переходники.
- А они в коробке или в пакете?
- Те которые в пакете.
Жена приносит и ржет, я в недоумении переспрашиваю, диалог как он был:
- Где мои эти?
- А они в коробке или в пакете?
- Да!
Вот до сих пор думаю, ведь поняла и принесла!!!


Это - иллюстрация к теме конситуации.

И немножко - к теме референции, потому что рассказчик в этой истории "тыкал" в интересующие его объекты (причём мысленно и удалённо! То есть "тык" происходил только в его собственной голове!) - при этом пребывая в полной уверенности, что он их называет ("переходники", "в пакете"). Это коммуникативная ошибка, вообще-то, но люди часто себе это позволяют в расчёте на то, что коммуникацию вытянет собеседник. За свой счёт.

На деле же он не дал в своём тексте никакой полезной информации о том, что же его интересует, предоставив ВСЮ коммуникативную работу по выявлению референта собеседнику. То есть уровень коммуникативной внятности у говорившего был фактически младенческий - он сообщил "Уа-уа!", а мама уж пусть догадывается, кормить, менять подгузники или дать вот ту яркую штуку.

Второй участник диалога оказался в состоянии на основании того, кто, кому, где и когда говорит, вычислить, о чём же речь. И это сработало.

Подобная сверхсодержательность конситуации, позволяющая минимизировать речевые средства и всё равно получить желаемый результат - это, кстати, одна из причин того, почему диктофонные записи живой речи так трудно расшифровывать и почему они, вообще-то, довольно небогаты текстом как таковым. При наличии информации о конситуации сказанного минимума может хватить. При отсутствии её сказанное непонятно.
yutaku: (kissa)
Monday, February 7th, 2011 05:24 pm
Изучать коннотации, описывать их и классифицировать пытаются всё время.
Социолингвистика всё время крутится вокруг коннотаций. Кто, кому, про кого и в какой ситуации может сказать слово «чувиха»? А слово «продифференцируйте»? А если это скажет не тот человек, не тому человеку, не про то и не там? Какую информацию из происходящего извлечён адресат или свидетель?

Стилистика - вся об этом. Любая классификация стилей (книжный, разговорный, высокий, низкий, официальный, фамильярный и т.д.) тоже занята вопросами коннотаций. Слово «златой» тянет за собой массу представлений о «высоком стиле» и поэзии давно минувших дней; слово «гиппопотам» тяготеет скорее к письменному тексту. Слова же «золотой» и «бегемот» такой отсылки не предполагают («Смотреть на ги… на бегемота! Мы чаще так его зовём»).

Сюда же – функционально стилистические пометы в толковых словарях, в которых при помощи нескольких десятков стандартных сокращений (разг., жарг., устар., спец. и так далее) втиснута так сжато, как только возможно, информация о самых важных и самых распространённых коннотациях слова. О тех, без которых его невозможно правильно понимать и употреблять.

Но этот метод описания берёт не всё. Причём некоторые виды коннотаций он не берёт в принципе.
(На каком бы слове этот эффект показать?.. Ага!) Read more... )
yutaku: (kissa)
Wednesday, February 2nd, 2011 11:54 am
Итак, у каждого появляющегося в тексте элемента есть его текущий контекст (т.е окружающий текст), а также конситуация, в которой он (и весь текст) оказался использован. Как уже показывалось в предыдущих постах, контексты могут повторяться и превращаться в стандартные, ожидаемые текстовые последовательности. Конситуации также могут быть похожи друг на друга и превращаться в стандартные для данного элемента паттерны. То есть с некоего момента контекстная/конситуационная обвеска может зафиксироваться в системе языка и оказаться уже не разово связанной с элементом, а его постоянной частью, сопровождающей его неизбежно в любом ином контексте или конситуации.

Берём в качестве такого элемента, допустим, слово «свинья». Read more... )
yutaku: (kissa)
Tuesday, February 1st, 2011 02:04 pm
Ведя весь этот разговор про скрытые знания различной степени распространённости, про ожидания от "нормального" диалога, мы так или иначе крутимся вокруг «трёх К» - контекста, конситуации, коннотации (заслуживающих, кстати, долгих обсуждений и отдельного тега). Это термины, и сейчас пойдёт опять речь об определениях. Read more... )