September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 5 678 9
1011 1213141516
17181920212223
24 25 2627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Tuesday, December 20th, 2016 09:18 pm
Амулеты были похожи как друг на друга, так и на тот самый первый появившийся в этой истории амулет, подброшенный когда-то Нааниском Фенриэ. И все эти амулеты служили для одной общей цели: они отгоняли от носящего нежить, особенно бесплотную. Что может быть дурного или неуместного в том, что честный горожанин носит оберег от нечистой силы? Делала амулеты Нишааль, по образцу - как у Теасны Фиэльт. Да, той самой Теасны Фиэльт, что вроде как учится гадальному искусству у Кёнискэ Коар. Теасна и Нишааль давно знакомы, хотя и не очень близко. Откуда у Теасны? Ну кто ж её знает. Может, сама Кёнискэ делала, она вроде рукастая. Давно носите? Месяцев восемь. Примерно с тех пор, как переболели «сжатым сердцем»? Да. Тогда надеть защитный амулет казалось очень хорошей идеей.

Амулеты, отгоняющие нежить. И, что резонно, не позволяющие вернуться «умершему» туурнгаку к своему владельцу. Со всем его замученным видом, с попытками то согреться, то спрятаться, то привлечь к себе внимание, с памятью и беспамятством о своей смерти - в живое тело, твёрдо уверенное, что оно не умирало, зато показывающее чёткие следы применения фантазмов. Вероятно, если амулет не носить, ничто не помешает ему вернуться? Но если будут сложности - вы всегда можете частным образом получить совет у опытного некроманта, их в городе не так мало!

Разумеется, альвы задавали вопросы. Иногда - довольно интересные. Например - а как именно накладывается фантазм? Если точно не иллюзионист - кто его ещё может применить? А как понять, какое содержание было у фантазма, если не помнишь? И главный вопрос: если туурнгак утверждает, что он умирал - то это я умирал?
Им рекомендовали обращаться к знатокам в частном порядке. В конце концов, откуда городской охране быть в курсе, когда вы там умирали и кто вас после этого так из могилы поднял, что вы до сих пор ходите?
И, уж если на то пошло: кому грозит опасность, если вы вспомните то, что не помните сейчас?

***

Они знали, от чего они умерли. Они все были самоубийцами. Неупокоенными, как и положено.

Как и многие в Доме Фенриэ до них, они вложили в то, что делали – в сокровища из камня и металла - чуть-чуть больше, чем у них было. Так добывавшие драгоценный металл в истощающихся шахтах родители незаметно вкладывались в работу всё больше и больше, чтобы получить тот же результат, не хуже прежнего. Так работали сейчас дети, кто получил право дорваться до работы - и это было лучше, гораздо лучше, чем оказаться среди тех, кто недостаточно ценен для дома и от дела отстранён. Старики могли в гонке не участвовать, а они вкладывались - вынимая для Дома время из всего, что у них когда-то было вне Дома: из игры в театре у Крейста, из кукольной мастерской у Райсенка, из распавшихся недобраков - сразу у нескольких. Всё внимание уделялось Дому, и ещё, и потом ещё чуть-чуть, чтобы после этого выйти изящным, с аккуратными ручками, здоровой кожей и улыбкой на лице. И ещё чуть-чуть – чтобы хватило на тех, кто защищает дом от врагов, делает его будущее и… и… наверное, делает что-то ещё. Они видели, что этого недостаточно. Они только надеялись, что у Диасселя действительно есть план действий, как он утверждает. И что он действительно рассчитал всё верно. Потому что если не рассчитал - а в последнее время на его пути встречается всё больше шайтанов, Мешл и прочих заговоров - то Дом Фенриэ рассыплется в песок, как только на него дунут.

А они - Райсенк, Крейст, Нишааль - уже мертвы, они туурнгаки, и обратно в альвы их никто не возьмёт, потому что они не потянули сделать даже ту малость, за которую взялись. Они извлекали драгоценное из себя, как из земли, и кончались так же, как шахты – не восполняясь, как живые существа. И они сами виноваты в том, что просто пожертвовали театром и куклами - вместо того, чтобы пойти убивать ради них врагов Дома. Или великолепного, всезнающего Диасселя, потому что кроме них некому поменять власть в Доме. Или ещё кого-нибудь – но только чтоб решительно и отстаивая свою позицию всеми средствами.


… Когда со всем вот ЭТИМ в голове, нахлынувшим после воссоединения с туурнгаком, Райсенк первым вместо Дома Фенриэ добрался до Храма Ашадеса*, поговорить о смерти - его там напоили успокоительным. И сказали, что он, конечно, может пойти домой, но только если ему в принципе всё равно, чем это закончится.
А если нет, то Райсенку стоит пока заночевать или в приюте рядом, или в городе у знакомых - и потихоньку начинать знакомиться с миром, где альвы на улицах и дома не занимаются убиением врагов. Тем более – родственников. Тут вокруг его Дома город образовался, если Райсенк вдруг его не замечает. Киэлесткин называется, слышал?

*Ашадес - местный бог смерти



На сим делаю паузу в выкладке текстов. У нас тут Йолль на носу, потом два Рождества с Новым Годом посередине. Это меня несколько займёт :). Из Киэлесткина пока никуда не уезжаю.